Переход от мануфактуры и мелкого производства к крупной индустрии

На дальнейшую застройку города оно оказало заметное влияние. Однако главным архитектором продолжал оставаться капитал, поэтому даже в центре по-прежнему возводились дома, отвечающие лишь вкусам их владельцев, подчас самым причудливым и не всегда компетентным.

В Харькове работало немало талантливых архитекторов, но их замыслы мало интересовали тех, кто субсидировал строительство.

Известный современный бразильский архитектор Оскар Нимейер недавно сказал в беседе с журналистом: Личная выгода, прибыли, получаемые от эксплуатации недвижимого имущества, способствуют в значительной степени рождению фальши и обмана, которые обескровили нашу архитектуру. Эти слова характеризуют общее положение градостроительства в мире частной собственности. Но если вместе с тем имелись основания говорить об определенных архитектурных стилях сооружений применительно к центру города, то на окраинах, в рабочих кварталах даже в начале нынешнего века строились лачуги, ничем не отличавшиеся от тех, которые появлялись за 100 лет до этого.

Переход от мануфактуры и мелкого производства к крупной индустрии является по преимуществу временем жилищной нужды Массы рабочих из деревень потянулись в большие города, превращавшиеся в промышленные центры. В то же время планировка этих городов не соответствовала условиям возникающей крупной промышленности, и не было условий для ее осуществления.

Ф. Энгельс писал: В подобном обществе жилищная нужда — вовсе не случайность, она — необходимый институт; со всеми ее влияниями на здоровье и т. д. она может быть устранена лишь тогда, когда весь общественный строй, который ее порождает, будет преобразован до основания. В городах царской России, в том числе и в Харькове, вследствие грабительской политики помещичье-дворянской власти жилищная нужда приобретала особую остроту и самые тяжелые формы.

Она усугублялась крайне низким уровнем благоустройства и городского хозяйства.

Комментарии запрещены.